Nadia Yar (nadiayar) wrote,
Nadia Yar
nadiayar

Categories:

По ту сторону Барсума

Помните чудесный цикл Эдгара Р. Берроуза о Джоне Картере, Владыке Марса? Прекрасные книги, наполнившие марсианскими чудесами столько часов в детстве стольких из нас?

Вокруг цикла сейчас нет движухи, экранизация как экранизация неудачна (не тот Джон Картер в фильме, ну совсем не тот), но цикл очень хороший, правда. Один из ярчайших, живейших созданных фантастами миров.

Движухи вокруг книг нет, фэндома тоже. Может, и хорошо, учитывая, что такое современный фэндом. Это раньше фэны писали про геополитику с философией, теперь всё больше однополый секс в деталях, но см. ниже. Недавно таки написали две-три заслуживающих внимания вещи.

1. "По ту сторону Барсума" Диты.

Описание:
Новое изобретение Карториса оказывается роковым для Джона Картера и переносит его в Темную Вселенную. Здесь всё иначе, темное стало светлым, а светлое темным, на многое смотрят иначе в новом Барсуме. Джон Картер снова выступает в поход. Снова его ждут странные встречи, битвы, смерть и любовь в мире, который является темным отражением его Барсума. Те, кто был его друзьями там — здесь враги, а те кого он считал врагами - оказываются верными и преданными друзьями.


Это, во-первых, хорошая стилизация под Берроуза, а во-вторых, просто интересная фантастико-приключенческая повесть в стиле добрых старых времён. Тема гомосексуальных отношений, даже среди второстепенных героев - не то, что затронул бы сам Берроуз, он бы к ней не притронулся длинной палкой, но если не учитывать время создания оригинального цикла и соответствующие тематические ограничения, "По ту сторону Барсума" хорошо вписывается в канон. Это могла бы быть одна из книг цикла о Джоне Картере. Барсум этого "тёмного отражения" ближе к реалистичности как мы её себе представляем с подачи таких авторов, как Джордж Мартин, и в данном случае я бы не сказала, что это плохо. Красочный текст, почти как исходный цикл, и по-классически плотный, без излишеств и описательного багажа, со множеством стремительно развивающихся событий на единицу текста - как писал сам Берроуз. Я начала читать вечером, и мне всю ночь потом снился Барсум, опасный, сочный, воюющий и прекрасный Марс великого мэтра. Образы из прочитанных в детстве книг всплыли из-под завалов памяти, обогатились новыми и давай играть собственную экранизацию в голове. Это, по-моему, признак качества текста.

2. Принц Марса, или Сын тысячи джеддаков Альвхильд.

Этот рассказ уступает повести Диты (постмодернизм, феминизм и ирония - приправы для Барсума совершенно неподходящие, во всяком случае в исполнении этого автора), но он интересен и достоин прочтения. Это попадалово: израильская военнослужащая Авиталь Шнеерзон влетает в странную бурю и оказывается на Марсе. Все три главные героини рассказа - женщины, причём одна из них, главная героиня, родом из неореализма, вторая, Тувия - из приключенческой фэнтэзи в осовремененном виде ("Зена"), а третья, злодейка - ходячий бульварный штамп, и эти разнородные ингредиенты не согласуются между собой, вызывая у потребителя текста некоторое несварение. Мне кажется, что феминистический мессидж был бы сильнее и воспринимался бы органичнее, если бы был подан тоньше, без потуг на юмор за счёт созданного Берроузом мира, без лишнего постмодерна. Не так уж много авторов умеют пользоваться этими инструментами правильно. Так, ехидство про утконоса - просто-напросто свидетельство недостаточного образования героини: если уж рассуждать по-научному, то груди марсианских женщин могут быть атавизмом, как наши ногти, волосы, а у некоторых новорождённых - хвосты. Для этой гипотезы надо знать понятие "атавизм", конечно:) Ирония и постмодерн в рассказе Альвхильд живо напоминают мне о стихотворении Юнны Мориц, встреченном, кстати, в журнале Диты -

Старые фильмы

В старых фильмах – наивные люди,
В старых фильмах – наивные власти,
Представленья наивны о блуде,
Представленья наивны о страсти.

Там наивные пушки грохочут,
Там злодеи наивно жестоки.
В старых фильмах – наивности почерк
Оставляет предсмертные строки.

Там расцветы наивных империй
И восстанья наивных колоний,
Там наивных полно суеверий,
Там наивны уран и плутоний.

Там наивны кровавые битвы,
Там наивны коварные игры,
В старых фильмах – наивные бритвы
И наивных наркотиков иглы.

И с улыбкой глядим превосходства
Мы на эту наивную живность, -
Зная страшную силу господства,
Что угробила нашу наивность.

(с)

Такие дела (тоже (с)).

Есть в "Принце Марса", помимо динамичного сюжета и небезынтересного общения Авиталь с барсумцами, одна удачная вещь, одна фраза... "Я помню, как Джон Картер удивил меня — он не спорил, когда я говорила, куда идти и что делать. Он очень рациональный человек, пока его не захватывает ярость битвы." Что да, то да. Точное наблюдение. Джон Картер удивительно рационален, нормален, вменяем, в каком-то смысле очень правилен и чист. Я никогда не была в него влюблена, и тем не менее я бы сказала, что он - идеал мужчины. Пусть не единственный идеал - но, понимаете, чистый тип. Герой античный, такой человек, как надо. В этих словах у Альвхильд есть отражение этой мысли.

3. Богиня Марса и дочь тысячи джеддаков Я. Косьмины. Это "апокриф" - "не так всё было, совсем не так". Или же не совсем так... Интересная трактовка центральных женских образов цикла - в достаточно компактном тексте, чтобы прочитать и улыбнуться.

4. Есть ещё и рассказ "Принцесса луны". Этого я ещё не читала.
Tags: Э. Р. Берроуз, книги, короткая проза, фэндом
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments