February 17th, 2009

Правосудие "Эрэфии"

http://www.newsru.com/crime/05feb2009/slfdefwhilefreemsk.html

Это государство просто до дрожи боится граждан, которые способны защитить себя и других. Страшнее праведника для этих блядей зверя нет.

PS. Разговаривала с жительницей Санкт-Петербурга. Она говорит, после семи часов на улицу лучше не выходить - опасно. Среди прочего говорили о милиции. Передаю как есть.

Я: Это правда, что милиция в России фактически ещё одна вооружённая банда?
Она: Да.
Я: Неужели вообще не помогают?
Она: Ну, если у кого есть деньги...
Я: Неужели не осталось ни одного честного милиционера?
Она: Может, и осталось, но рисковать и связываться никто не хочет.

Без комментариев...

Могултай опять не догоняет по части человеческой природы

В городе царил террор: калмыки и чеченцы стреляли кур и собак. Били иконы. Плетью запороли до смерти у Трофимова Мишки того, черного кота, о котором в городе рассказывали легенды, как "о коте в сапогах".

У него в голове всё разложено по полочкам: домашние животные - не члены человеческой "стаи" (нет, какова терминология!), а потому априори должны иметь для всех людей, включая своих владельцев, меньшую ценность, чем люди. Жизнь выглядит несколько иначе: свои собаки и кошки сплошь и рядом значат для людей гораздо больше, чем чужие дети, и это _нормально_. Это нормальные люди, так и должно быть. А вот не должно так быть, думает Могултай, потому что в мою теорию не влезает. По теории нельзя, чтобы убийство кота значило для людей больше, чем еврейский погром - а оно значило, и всё тут. Неправильные люди, блин, с теорией не согласуются. Видно, плохие... Он даже не задумывается над тем, какими выродками являются особи, которые плёткой запарывают насмерть кота, и какое мерзкое впечатление они должны были произвести на нормальных людей. Худшее впечатление, чем те, кто расстреливал политических противников: выбор между хладнокровным политическим убийцей и садиствующим маньяком будет однозначно в пользу первого. И пишет Могултай всю эту чушь в закрытом журнале, чтобы никто не мог возразить. Раньше он держал открытый журнал, там постоянно возражали, так он оттуда ушёл и сделал себе уютный уголок, в котором никто не станет сбивать его с толку фактами и тем самым мешать теориям. И не мешают, все свои. Хоть бы кто объяснил, что прокрустовы мерки, в конце концов, непрактичны...