October 7th, 2013

С днём рождения Царя

http://content.izvestia.ru/media/3/news/2013/10/558335/26dde56cfbf1c4353aa4a4b21cae5147.jpg

Этот европейский стрит-арт лучше всяких слов. Однако же и слова кое-кто подобрал неплохие:

____________________________
Главная неожиданность, которую преподнес России нынешний именинник, — это то странное обстоятельство, что он оказался настоящим. В смысле не придуманным, не виртуальным, не сконструированным политологами и политтехнологами, а самым настоящим человеком власти со своими сложностями и проблемами, которые ему пришлось решать.

У него был выбор. Он мог не становиться настоящим, он мог бы принять чужие правила игры, согласиться на ту роль, которую ему написали извне. И тогда бы он получил хорошую международную прессу, его сдержанно хвалили бы правозащитники и мировые светила, его бы не проклинали русофобы-сенаторы и, конечно, дело обошлось бы без массовых митингов в центре Москвы, поддержанных либеральной прессой.

Быть настоящим — это всегда сложно, неудобно для окружающих, и пробуждение к настоящей жизни не всегда имеет вид хорошей театральной постановки. Жизнь настоящего политика не всегда напоминает Валдайский форум. Если бы Путин уступил давлению американцев и не возражал против интервенции в Ирак в 2003 году, едва ли Ходорковский получил бы серьезную поддержку в США и ситуация с выборами на Украине в 2004-м могла бы завершиться более благоприятным для России образом. Но он выбрал правильный и трудный путь, действительно, как пел Высоцкий, «опасный, как военная тропа». Россия не унизилась до роли шакала Табаки, подъедающего за Шер-Ханом объедки добычи, что, между прочим, прямо предлагало Путину в это время чуть ли не всё экспертное сообщество. У экспертного сообщества нет никаких проблем с ошибочными рекомендациями, все слова имеют свойство забываться спустя три месяца после их произнесения, а вот решение политика остается в истории и за решение приходится нести ответственность, рискуя благополучием и безмятежностью духа.

Далее. Путин мог в целом сохранить без всякого напряжения ту систему параллельной экономической власти, которая сложилась в России к концу правления его предшественника. Она часто именуется олигархией, но это слово как-то притерлось, как будто речь идет просто о богатых людях, а не о целой хорошо продуманной системе, ориентированной не столько на извлечение прибыли, сколько на удержание власти. Стоило просто отказаться бороться с этой системой, не создавать что-то свое в противовес ей, и Россия никогда бы не узнала имени Алексея Навального. А всякая популистская критика богатых и знатных так и оставалась бы уделом каких-нибудь совсем маргинальных Анпиловых и Удальцовых. Но Путин решил сыграть в настоящую власть, и само это решение немедленно породило известные круги на воде, которые и привели в конечном счете к «болотному» брожению. (с) Борис Межуев, политолог, "Пару слов для именинника"
________________________________


PS. Стрит-арт-проект "Путин как миротворец" - репортаж: http://izvestia.ru/news/558335