January 16th, 2015

Юные котики явно решили размножиться

Им примерно по шесть месяцев. С неделю назад они наконец осознали, что они разного пола, и им это нравится. Я немножко беспокоюсь, так как Муся совсем маленькая, она ещё далеко не достигла своих окончательных размеров, хотя большой никогда не будет. Миниатюрная кошка. Маруся, её сестра, такая же - изящная малышка. В общем, рано Мусе ещё котят.

Вот они, молодая пара, сидят за лапки держатся, как люди за руки:

P1150130

[Ещё котофото]P1150129

P1150132


Боги прописных истин

С http://vk.com/strelkov_info?w=wall-57424472_39546

15.01.15. Аналитическая заметка от военного обозревателя Евгения Норина.

Начиная с сентября положение дел на фронте в Новороссии описывалось известным всем оборотом «на западном фронте без перемен». Попытки разрешить ситуацию миром столкнулись с неразрешимыми проблемами. Стороны разошлись, уверенные в том, что уже достаточно уступили, и теперь шаги навстречу должен сделать контрагент. Фактически обеспечить прекращение огня так и не удалось, однако крупные наступления прекратились, за счет чего в Новороссии сформировался позиционный фронт, взломать который и украинским войскам, и повстанцам оказалось затруднительно. Беда в том, что сложившаяся ситуация не может устраивать никого. С одной стороны, Донецк и Луганск находятся в опасной близости от украинских войск. Города Новороссии подвергаются систематическим беспокоящим обстрелам, в результате чего люди гибнут каждый день. По-прежнему в полуокружении находится Горловка. С другой стороны, украинскую армию «перемирие» также оставило в подвешенном состоянии. Подразделения «Збройных сил» находятся в неустойчивом положении в «мешке» у Дебальцево, постоянно несут потери в позиционной мясорубке Донецкого аэропорта. К тому же ополченцы упорно прощупывают позиции ВСУ в поисках слабых мест, и ошибки могут дорого стоить «службовцам», что показала, например, история блокпоста № 32 в конце октября. Вдобавок, поскольку огневая мощь ни той, ни другой стороны не позволяет подавить неприятельскую артиллерию, на многих участках фронта бои выглядят как бесплодные, но долгие и мучительные попытки извести противника массой снарядов. Ситуацию дополнительно осложняют экономические затруднения России и Украины: невзгоды той и другой в значительной степени связаны с бременем войны. Таким образом, перемирие так и не начало соблюдаться, зато и дипломаты в кабинетах, и военные в окопах оказались в тупике. Сложно сказать, насколько искренни были Путин и Порошенко, пытаясь договориться в Минске, но к настоящему моменту можно сказать точно: попытки достичь мира без решительного результата на поле боя потерпели фиаско. Россия и Новороссия с одной стороны и Украина и ее покровители с другой имеют неустранимые разногласия по принципиальным вопросам.

Если смотреть правде в глаза, изменить ситуацию сейчас может только крупный военный успех украинских или новороссийских войск. Такой успех, какой сделал бы противную сторону податливей на переговорах под угрозой еще больших потерь. Такой успех, какой привел бы к тяжелому разгрому оппонента. Что бы ни говорили дипломаты, на полях Новороссии властвует в первую очередь хладное железо, поэтому всю осень и половину зимы и Украина, и непризнанные республики готовились к новому раунду борьбы, пополняя ряды, совершенствуя позиции и восстанавливаясь после тяжелой летней кампании. В середине января гонг, наконец, прозвенел. На уровне государств сорвалась запланированная в Астане встреча Путина, Порошенко, Меркель и Олланда, посвященная украинской проблеме. Под Донецком и Луганском, там, где, собственно, происходят события, резко активизировались боевые действия. Последние дни шли под знаком непрерывной эскалации конфликта.

[Spoiler (click to open)]Министр обороны Украины С. Полторак объявил о мобилизационных планах на 2015 год.

«Первую партию в 2015 году мы призываем начиная с 20 января, продолжительность будет проходить 90 дней, будет предусмотрено полное обеспечение, подготовка на всех уровнях, начиная от офицерских кадров, специалистов на полигонах начального потока, боевого слаживания. (…) Количество людей составит пятьдесят тысяч человек», — заявил министр. В случае продолжения войны под ружье в 2015 году предполагается поставить еще столько же солдат. Учитывая экономическое положение Украины, эти планы обещают большие сложности экономике страны, однако совершенно очевидно, что в дипломатию по украинскую сторону фронта не верят. Сомнительно, чтобы этот план был выполнен: как показала практика, мобилизуемые близко к сердцу принимают афоризм украинского философа Г. Сковороды: «Мир ловил меня, но не поймал», однако, безусловно, машина мобилизации со скрипом, но подаст в окопы десятки тысяч людей в ближайшие месяцы. Новороссия при всем желании не сможет приискать такого числа бойцов, какое даст мобилизация сорокамиллионной страны.

11 января интенсивность перестрелок заметно выросла. Одним из очевидных направлений ударов украинских войск была Горловка, и здесь ожидания не оказались обмануты. По словам ополченцев, удары наносились тяжелыми РСЗО типа «Ураган». Возобновились несколько утихшие было бои в аэропорту Донецка.
Сам Донецк подвергся мощному обстрелу. Дончанин 14 января сделал запись в соцсети:

Город уже 4 день утюжат с арты, ствольной и реактивной. Кроют конкретно, летом и то не так мощно было. Ежедневно в Донецке от обстрелов погибает до десяти человек, прямо в своих домах, сколько человек получает ранения — трудно подсчитать. Дом, в котором я сейчас нахожусь, постоянно трясется от снарядов, которые взрываются в моём районе. Ну, и всем это относительно безразлично. Люди уже привыкли, научились отличать, когда просто стреляют, а когда уже летит в тебя, из чего стреляют и чего ожидать.

Бои, причем контактные, а не только артобстрелы, возобновились и в Донецкой, и в Луганской республиках: почти одновременно под Попасной, Волновахой, Славяносербском, Счастьем. Под Луганском начались полноценные баталии с утратой сторонами заметного количества техники. В отличие от летней кампании, когда ситуация могла быстро измениться в течение короткого времени, а из рук в руки быстро переходили достаточно крупные города, на сей раз камнями преткновения стали небольшие населенные пункты. Объяснение таким переменам лежит на поверхности: если летом в Новороссии шли маневренные бои с быстрыми прорывами на большую глубину, то сейчас приходится взламывать оборудованные позиции, атаки на которые давно ожидаются. В таких условиях не приходится говорить о внезапных прорывах, можно вести речь только о медленном прогрызании неприятельских оборонительных линий с упорными столкновениями за каждую «избушку лесника».

На этом фоне гибель рейсового автобуса под Волновахой смотрится, простите за цинизм, достаточно рядовой трагедией. Конечно, гибель мирного населения ужасна в любом случае, однако только усилиями пропаганды можно объяснить тот факт, что никого не заботил всплеск боевых действий по всей линии фронта, сопровождавшийся массовой гибелью людей, но в злосчастный автобус массмедиа вцепились с энергией оголодавшего грифа. В действительности, волновахский автобус — это только часть новой волны насилия, кто бы ни был в действительности виновен в гибели этих людей.


«ДНР и ЛНР перешли в фазу преднаступления», — своеобразно прокомментировал происходящее один из ополченских командиров Жучковский. В настоящий момент более свежие комментарии ополченцев сводятся к одному слову: «НАЧАЛОСЬ!»

То, что мы видим сейчас, по сути, является попыткой расшатать сложившийся с сентября позиционный фронт. С одной стороны, украинские войска с начала десятых чисел наращивают активность обстрелов и предпринимают постоянные локальные, но довольно мощные атаки, с другой, ополченцы играют на опережение и пытаются навязать неприятелю свою волю. Для обеих сторон успешные активные действия связаны сейчас с большими трудностями: за время «Минского стояния» фронт закостенел, а стороны успели неплохо подготовить свои позиции. Хотя жупелом и наиболее болезненной точкой позиционного фронта стал аэропорт Донецка, аналогичные «гнойники» наросли по всему фронту: дебальцевский «мешок», Тельманово, линия «номерных блокпостов» под Луганском. Осень и первая половина зимы прошли под лозунгом «ужас без конца», однако все попытки добиться разрешения кризиса за столом переговоров потерпели крах. «Перемирие» фактически окончилось. Далеко не факт, что ополченцам или украинцам удастся в ближайшие дни развалить позиционный фронт. На данный момент можно говорить только о местных тактических успехах. Луганск и Донецк не обладают такими людскими ресурсами, чтобы устраивать «битву на Сомме» до последнего человека, так что если не удастся найти слабое место в позициях противника, наступление может быть вскоре свернуто. Однако положение таково, что меч уже вынут из ножен, и едва ли будет туда вложен просто так. Если взлома фронта в ближайшие дни на каком-либо участке не произойдет, это случится по военным, а не политическим причинам. «Антракт» завершился.


Да, мальчики, войну против нацистов выигрывают на поле боя, а не закулисными махинациями с болтовнёй. Что помешало ещё весной освежить в памяти эту простую истину? Новороссию надо было освобождать ещё в мае-июне, в июле-августе на крайний срок. Освобождать её всю. Нацистский гнойник Украины так или иначе придётся вскрыть - не сейчас, так чуть позже, когда будет меньше денег и больше проблем. Что мешало Путину поступить правильно в начале лета - одним ударом прикончить новорождённое нацгосударство, вернуть украденные большевиками западнорусские земли и сэкономить несколько тысяч жизней, потерянных в результате "хитрого плана"? Жизней русских, донбассцев, _людей_ - не считаю, конечно, жизни укров. Зачем было ждать, мусолить, рубить этот хвост по частям? Почему было сразу не объявить нацукре войну? Санкции? Если бы ВВП прикончил нацУкраину полгода назад, санкций было бы меньше! Почему бы не объявить войну прямо сейчас? Какого трусливого чёрта?!

Изо тьмы

Tenebrae

Совсем рядом мы, Господи,
мы осязаемо близки.

Уж ухвачены, Господи,
мы, вцепились друг в друга, как будто
тело любого из нас –
твоё, Господи, тело.

Молись, Господи, нам,
мы уж рядом,
молись.

Кривобоко мы шли,
шли склониться в низину и маар.
К водопою мы, Господи, шли.

И там кровь была, та,
что ты, Господи, пролил.

Блестела она.

Образ твой из неё нам ударил в глаза.
Рот, глаза так зияют, открыты.
Мы пили, Господь.
Кровь и образ, который в крови был.

Господь, помолись.
Мы уж рядом.



- Пауль Селан

перевод посвящается ВВП