Nadia Yar (nadiayar) wrote,
Nadia Yar
nadiayar

Космический бронепоезд и его истоки

Перечитываю я тут новый стих Могултая. И думаю: какой же трус этот могултаев... лирический герой, прости Господи.

Рабинович! Оглянись, -
на себя, не на Меня...
Я уж как-нибудь один.
Да какой я Господин!


Какой, какой... Тот самый, Который сотворил всё, а какой же ещё. На кого ж и уповать Рабиновичу, если не на Него? Если Бог начнёт вот так ныть, как в этом стихе, где мы тогда окажемся? В жопе, господа и товарищи, в глубокой жопе. Чего-чего, а Нытика с большой буквы Н нам не требуется. Людям нужен Бог, Который не шарахается от ответственности за Своё собственное Творение. Если это, в стихе, Творец, то говорить "Я уж как-нибудь один" Он не может, мелковато для Него это, а если это не Творец, то нечего говорить "мой мир".

Вообще, ненависть Могултая к теизму, даже безобидному, как-то... необычна. Вот ещё, например, троестишие "1200 BC" в его старой подборке. Такого у него много. Почему именно монотеизм? Откуда эта ненависть, из чего выросла? И во что бы она вылилась, если бы могултаеву идеологию попытались воплотить на практике?

Такие вещи меня инспирируют. Вышеперечисленные стихи, например, породили следующий сюжет из "космического цикла".

Действие происходит на какой-то вавилонской планете, там расположена локальная штаб-квартира вавилонского Нового Войска. Это неофициальная военная организация, самопровозглашённые защитники вавилонских ценностей. В народе их зовут янычарами, правительства Вавилона им в разной степени потакают. Шеф Нового Войска, Акира Сагай, приказывает своим людям втихаря изловить где-нибудь двух убеждённых теистов, христианина и гиперборейца, и привести их пред его светлы очи. Сказано - сделано: янычары ловят двоих не знакомых ни им, ни друг другу людей, гиперборейца и католика, и приводят их на обед к шефу. Сагай усаживает "гостей" за стол (над столом висит портрет Могултая), предлагает подкрепиться, всё чин чином, и излагает между делом свой взгляд на теизм вообще и на их религии в частности. Выруливает он на Могултаеву (т. е. вавилонскую догматическую) точку зрения: что догматический теизм в любой форме, как его ни назови - чума и холера, потому-то и потому-то, а прежде всего потому, что заставляет людей убивать друг друга не за плюшки, а за идеи. По вавилонской теории, убивать людей можно, но только за плюшки. За идеи - ни-ни. И поэтому, говорит Сагай своим пленникам, я предлагаю вам сделку, которая выгодна и мне, и вам. Сейчас мы отдохнём после обеда, а вечером вас выведут на нашу арену, и вы будете драться как гладиаторы, любым холодным оружием, пока один из вас не убьёт другого. Это для вас не грех, потому что для тебя, католик, этот человек - слуга демона, а для тебя, гипербореец, слугой демона является католик, так что убить друг друга вам просто-таки ваши боги велели, они вас за это не только на покарают, но вознаградят, а мы посмотрим на поединок и повеселимся. Имеем же мы, вавилоняне, право хоть на какую-то выгоду от вашего чумного существования. Победитель получит от нас свободу и миллион долларов впридачу. По рукам?

Пошёл ты знаешь куда, отвечают ему эти двое. И уточняют, куда именно.

Ладно, говорит Сагай. Раз так, поговорим по-иному. Сейчас вас отведут в камеру, я пока посплю, а вечером вы либо выйдете на арену, либо мы вас казним. Одного сожжём заживо, другого скормим хищным зверям - можете бросить жребий. У вас есть время подумать до вечера: либо один из вас выживет, либо умрёте оба, и препогано.

И их запирают в камеру...

Я знаю, конечно, что там случится дальше и чем дело кончится, но рассказывать здесь не буду, лучше рассказ напишу. А что бы вы сделали на месте этих двоих? Убивать - или умирать? Это этическая задачка.
Tags: творчество
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 38 comments