Nadia Yar (nadiayar) wrote,
Nadia Yar
nadiayar

Categories:

На Рублёвке (отрывок; набросок)

Когда миновали Барвиху, Надя спросила:

- Герман, ты помнишь Шефа?

Он чуть заметно кивнул. Вся юность в этом прошла - ещё бы не помнить.

- Я даже не знаю, когда впервые его осознала. Помню, как я - ребёнком - любила его. У радио на балконе сидела, на раскладушке - на даче - слушала постоянно... В те дни все слушали радио.

Она говорила так, будто Герман был инопланетянин, китаец, индус, не помнящий и не знающий свою Родину человек. Восстанавливала процесс.

- Я, помню, страшно переживала, когда возникал конфликт и казалось, что власть его под угрозой, что-то сорвётся, не выйдет реформа или закон... И всё равно нам было, какая, какой. Главное, что предложение было _его_. Просто поэтому мы принимали. Все переживали тогда, много судачили - по телефону, в гостях - лавочки, кухни... Даже мы, дети, тогда обсуждали всё это. Такая форма партиципации. Никто в те дни и помыслить не мог, что под угрозой не власть, а жизнь! Он пил водяру и спирт, как лошадь -

- Кони такого не пьют.

Они тоже. Если, конечно, не глушат спиртом припадок.

- ...пил, чтобы спастись - он людей спасал - а мы, мы смеялись. Народ забавлялся. Русский мужик, в доску наш, вот и пьёт. Упал с трибуны, в стельку пьяный - ха!..

Она умолкла. Горечь клубилась в салоне, и некоторое время, пока она рассеивалась, они ехали молча.

- Помнишь, как он разъезжал на танке?

- Ага, - и Герман улыбнулся, зеркаля её внезапную радость. Почти против воли. Смотри-ка, нашлось-таки тёплое воспоминание обо всём этом. - Действительно, симпатичный момент.

- Красивый! И выступал оттуда. Совсем седой... Поседел за какие-то месяцы - годы - а мы читали и смаковали, уставившись в зомбоящик. Сколько он адъютантов извёл?

- Восьмерых. Это сколько _я_ помню.

Она прикусила губу. Герман внимательно наблюдал.

- ...Наш едва не сломал себе шею об одного. И, между прочим, о птичках... Я слышала в одном американском фильме фразу - речь об убийстве президента -

Он вдруг шестым чувством понял, какой фильм она процитирует.

- ..."Мы его выбираем...

Она ещё не завершила цитату

- а они его убивают."

а Герман уже сбросил сеть, погасил жучки, заслепил глаза - уши - камер и

- Герман, у тебя никогда не появлялось желания...

лихорадочно мчал по тёмному хайвею в голове, по виртуальной Рублёвке наличных программ и приборов, заставляя оглохнуть, ослепнуть, уснуть любой файл, любую деталь, которая могла - теоретически - воспринять и сохранить звук.

- ...рассчитаться с его убийцей?

Он думал было притормозить и даже чуть сдвинул руль, но тут же выпрямил ход. Машина должна была идти ровно, как ничего не случилось. А записанный спутниками зигзаг - крохотный, меньше улитки - реакция на перепад в сети. Так они и поверят.

Ну, на улитку. Я улитку объезжал.

Они же видят - улитки нет.

- Окей, - сказал он, используя ненавистное для него, но любимое ею американское слово. - Мне поворачивать назад? К Кремлю? Тут прямая дорога. Ты этого хочешь?

В этот момент он понял, что может даже исполнить такой приказ, скажи она да. Скажи она только да, ведьма. Возможно, он знал это о себе на каком-то секретном уровне раньше и именно потому убрал запись.

Образовалась пауза.

- Я имела в виду Командора.

Надя немножко жевала губу, поглядывая туда-сюда и на Германа с подозрением, будто бы он у неё под носом свалился с самой Луны. Или с Марса. Герман решил развить тему.

- Без проблем, едем дальше в Горки. Что, прямо сейчас?..

Пауза возвратилась. Глаза девчонки блестели - поверхность вина в бокале. Глаза кровожадной ведьмы. Так и нырнул бы. Его тянуло на опохмел.

- Я никогда не носил меча, стало быть, на ножах -

- Сейчас, наверно, не надо. Всё-таки мы ему вещи везём, выполняем просьбу. Вышло б нехорошо.

Герман чуть не расхохотался. Согласен. Карать клинок за смертельный удар - за выстрел казнить пистолет??? это где так? не на земле. "Мужчины с Марса, женщины с Венеры"... Пожалуй, это любовь. Всеобъемлющая; допустимая. Несомненная... вертикаль. Всё, дозволенное Юпитеру, приказанное наверху, не преступно априори - оно становится таковым, съезжая из-под короны к подножью столба. Исполняясь.

- Это нельзя так оставить, Герман. Чем больше я думаю, тем ясней понимаю - такие вещи так просто оставить нельзя. Ни Тишинского, беднягу, ни даже банкира того, дурака, ни, главное, Шефа. Кто-то должен - ... И, если никто не сыщется, я.

- Давай разговор отложим. На позже, хм?

Он совсем успокоился и отметил, что мысли её его не смущают. Предательство или нет. Ведьма согласно кивнула, откинулась в кресле и продолжала смотреть на него будто бы из колодца - из блеска и тьмы. Отмщение. Шоссе ложилось под колёсами на запад. Внезапно Герман представил кирпичный двор в промышленном городке в Донбассе - четырёхугольный жилой бассейн, внутреннее кольцо гаражей, песочницы, дети и кошки, липы... Балкон её бабушки выходил на улицу Горького, не во двор - Герман Граев давно изучил всё это - и там сидела она, на этом балконе и в раскладушке - дитя; простое союзное радио на коленях; и мать, её нежная мать в проёме двери, отстраняющая занавеску, южноукраинская красавица; - а на витых и древних скамейках, сыплющих наземь красковую зелёную шелуху, как кору, как листья, сидели старухи, бабы; женщины проходили мимо, мужчины. Слушая радио, вся большая семья возвращалась с дачи. Выгружают корзины, сумки. Картошка, яблоки, всё своё. Вечером телевизор. Мультик, новости, боевик. Политику обсуждали во время рекламного перерыва. И до. Утром дитя покупало хлеб, потом бежало в видеосалон - на велосипеде кататься - в библиотеку. На обед выбиралось на рынке мясо. Динамики над прилавками гнали музыку - "Pet Shop Boys", Пугачёву, "Кино" - и последние новости из далёкой Москвы. Из царства небес. Дитя с авоськой слушало, обмирая. Тополя от жары облетали, воздух, двигаясь, гнал по улицам желтизну. В кустах дневали коты и кошки. Вечное лето.

- Настала осень, и зима идёт и похоронит нашу вечную любовь, - сказала Надя, отвечая и продолжая его душе. - Но мы вернём себе нашу погоду, Герман. Сокрушим и схороним зиму - "не убивать я обещал, похоронить - обязан" - переживём холода. И будем - будет весна. Как в детстве, в вечные дни. Надолго.
Tags: "Царствие"
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments