Category: медицина

Category was added automatically. Read all entries about "медицина".

"Одна из самых крутых шизофрений"

"Куда главней то, что в мире существует могучий, хотя и разношёрстный клан людей, которым это самое море, над коим меня понесло - поперёк горла. Это не последователи Элхэ Ниэннах и иже с нею. С теми всё ясно: если есть война и две стороны - невероятно было бы, не появись рано или поздно "летописи побеждённых", с разной степенью увлекательности и пыла доказывающие, что - не так поняли, не так интерпретировали, не того хотели и не в то верили. Но "чернокнижники от Арды" никуда из мира Профессора деться не могут, как не может никуда деться с дуба растущая на нём омела (кустик по имени Perumov Vulgaris попытался было - но быстренько засох...). И, читая их писания, понимаешь: средиземский Е.Гайдар рассказывает народу, как было бы здорово, если бы ему дали довести до конца "500 дней". Часть народа по-прежнему верит, но основная масса зрит вокруг переполненные кладбища, толпы орков во всём их "благородстве", набивающих бездонные карманы борцунов за новый мир (рыцарей Аст Ахэ, кажется...) и говорит с разной степенью громкости: "Брешете, батенька Мэлкор..." - в смысле, Егор. Красиво, но - брешете, увы..."

(с) О. Верещагин


Мелькор как литературный образ внучка-Гайдара (ладно бы еще дедушки!), и рыцари Аст Ахэ как ельцинская семибанкирщина (ладно бы красные комиссары!) - такое ещё не встречалось. Это впервые. Не зря, не зря автор этих строк притча во языцех, его слава явно заслужена, где-то рядом со славой того критика, что усмотрел восстание рабочих против капиталиста-кровососа в походе гномов на Смауга. :laugh:

А вот что он имеет в виду под "засыханием" Перумова, интересно? Перумов и по сей день один из самых известных и продаваемых отечественных фантастов, о чём же тогда Верещагин?.. Хотя нет, пофиг. Он грезит Великой Империей Белых Русских Людей, истребившей "чюрок" и мирно сосуществующей с точно такой же империей белолюдей английских. Для мозга, в котором глюкнулась эдакая утопия, в упор не видеть топ русской фантастики за последние четверть века - самое плёвое дело.

Река Кожим, Приполярье

Человек сплавлялся и выложил фотографии - совершенно прекрасная северная Россия. Это, КМК, лучшее:



Прям хоть на стену вешай.

Я не могла бы позволить себе пойти в такой отпуск. На холодке меня тут же хватила бы простуда, и я слегла бы с температурой и общими муками тела. Вот и сейчас приболела, а ведь ерунда - чуть-чуть походила без кофты, выпила стаканчик холодной (не ледяной) воды и слегка охлаждённый айран. Никакого спасу.

Единственное что удивляет в этом фотоотчёте - зачем на такой природе ещё и водка??

Попалась ссылка на креатив Тикки про сову

Которая с пулемётом:

http://tikkey.livejournal.com/318184.html

Там в каментах нахваливают - публика та же самая, что оказала полную моральную поддержку бабе, уморившей лежачего родственника и двух кошек, см. по этой ссылке апдейты 3 и 4 - а я читаю и думаю: чего это весь мир так взъелся на лирического героя? У парня сверхкрупные неприятности: умножились враги его, как будто море, и скорби обступили его жилище, ему везде болезни и горе, горька вода и слёзы стали пищей. Куда ни обратит он взор - везде обида, глумятся все над ним и у ворот хохочут. Ржут над ним и орут "Погибай, сцуконах, нечего уродам делать на земле!" Обступили его, болесного, значицца, сетью ловят, забрасывают пивными бутылками, двери ломают, окно вышибают и вообще пытаются, прямо скажем, убить! С чего бы это? Кем надо быть, чтобы заслужить подобное отношение прямо-таки со всех сторон?

Ответ известен. Именно так общественность относится к деятелям, которые взрывают жилые дома, берут в заложники роддом или устраивают массакр в школе. Чикатило ещё примерно таким отношением мог похвастаться, бедолага. Как и маньяк-убийца Хикмен, которого воспевала Эйн Рэнд - он похитил и расчленил девочку, после чего прислал её отцу изувеченный труп. Общественность взъелась на Хикмена в точности как на лирического героя Тикки и в скором времени его повесила. Вот и герою тиккиной песни явственно светит верёвка - его опознали в сейфхаусе, слили ментам, интернету и СМИ, после чего дом в мгновение ока окружила толпа линчевателей и хотела устроить выродку скоростной процесс - но тут подоспел ОМОН и ломится в окна и двери с сетью наперевес.

В таком выборе лирического "я" нет ничего удивительного, поскольку аффтар - особа, которая требовала от альбигойки Кредентес восхищения идиотическим инквизиторским креативом своего единоверца-мракобеса, пидараса по совместительству. В креативе воспевается истребление альбигойцев.

Лирического урода всё равно повесят на фонаре. Пули закончатся, точнее, не начнутся, и сова не поможет - она просто гашишный глюк. Бог не поможет и подавно, разве что толпе. Героя выволокут из дому, толпа его у ОМОНовцев отобьёт и вздёрнет. Мир станет немного чище.
  • Current Mood
    devious devious

Могултай анализирует мировоззрение Толкиена

http://wyradhe.livejournal.com/120510.html
http://wyradhe.livejournal.com/120606.html
http://wyradhe.livejournal.com/120895.html
http://wyradhe.livejournal.com/121411.html
http://wyradhe.livejournal.com/124295.html
http://wyradhe.livejournal.com/124881.html

Результат неутешителен, даже если отбросить все спекуляции о глубинных паскудных мотивах (а зачем их отбрасывать, хм? Толкиен их небось не отбрасывал, когда рисовал всех атеистов и незападных язычников дьяволопоклонниками).

Собираются футзи и гиты и громко мечтают о том, как было бы здорово побить Могултаю морду за такое развенчание их футзино-гитовского кумира, да ещё основанное на цитатах из его, кумира, собственных писем (какова наглость!).

Тут заходит более-менее вменяемый их знакомый и невинненько так говорит: ваш Толкиен, конечно, хороший писатель, нет спору, но дай ему волю обустроить мир по его вкусу - и он бы убил меня ещё в детстве, потому как я был ребёнок с двухсторонней пневмонией и выжить смог только благодаря всем этим аццким машинам, которые так ненавидел Толкиен.

Футзи и гиты несколько смущаются и дальше делают вид, что этого про пневмонию не прочитали. Не было типа этого момента в разговоре. Иначе им пришлось бы сделать одно из двух: либо признать, что их идол Толкиен был тихое мерзкое чудовище, либо заявить, что оно и правильно было бы уничтожить всю технику и тем самым обречь всех больных, которым нужна современная медицина, на смерть; так оно было бы много душеполезнее.

Несколько лет назад они бы так и сказали: да, bisey, мы хотим всех Вам подобных обречь на смерть, потому что так требуют Бог и Церковь. Сказали бы о себе правду. Тогда они так и делали. Мне они тогда нравились больше - всё-таки чтобы такое нести, надо иметь хоть маленькую каплю храбрости и готовности что-то за это терять. Утратить мелкого прихлебателя - тоже потеря. А теперь они хотят и "убеждения" эти свои проповеднуть, и сохранить нормальные отношения со всеми людьми, у которых, например, в детстве была двухсторонняя пневмония. И если за такие "убеждения" полагается просто пожизненная ссылка в спецрезервацию для футзи и гитов, то за оппортунизм и трусость, которые это уродье проявляет в последние несколько лет, полагается сначала порка, а уж потом пожизненная ссылка в спецрезервацию для футзи и гитов.

А королём над ними в этой спецрезервации поставить самого отмороженного из них. Который будет их четвертовать за тайный ввоз презервативов и жечь заживо за небогоугодное употребление аспирина. (Страшно представить, что он будет с ними делать за сомнение в богоугодности его монархии!) Не то чтобы надо было ввозить им аспирин и презервативы; они их сами контрабандой как-нибудь да получат. Ведь мечтать о возвращении к средневековью приятно только в уютной городской квартире, в окружении телевизора, компьютера, кипятильника и настольной лампы. И чтоб аспирин лежал рядом в аптечке. Уже на даче, если там, конечно, не пить, а работать, с мечтаниями такого толка начинаются сложности. Мои родные, которые всю жизнь прожили в деревне и знают, каково оно трудиться не то что в поле, а даже на небольшом огороде, никогда не были замечены в антимашинной шизгаре.

В гито-футзи-резервации установить камеры и транслировать тамошнее существование по интернету в риал-тайм. Такой поучительный ситком. Полезнее, чем ДОМ-2.

UPD. Прочли они тут моё сообщение и ну извиваться. "Ах, bisey, если бы вы читали письма Толкина и учитывали контекст - вы бы понимали, что он не против вашего неумирания как такового, он только против тех средств, которые позволили вам остаться в живых! Потому что эти средства, они же дышат отравой! Тут две большие разницы!" Главная отрава, которой, с точки зрения Толкиена, дышит Машина - это отрава духовная. С точки зрения таких гитов, комфорт и всяческое выживание больных - небогоугодное, ибо душеопасное дело; людям надо не наслаждаться плодами НТП, отвлекаясь тем самым от веры, а исступленно молиться, тяжко работать и дохнуть от чего попало как мухи, и только тогда они будут как следует ценить святое Причастие! Дежа вю: я об этом недавно писала -

- Я когда-то читала, что в далёком прошлом люди нередко обращались в христианство, услышав о Воскрешении. Они не умели читать и вообще не знали Евангелий, но присягали Христу, узнав только, что Он преодолел смерть. Герман, я думаю, цель нашего Врага - отнять у нас достойную жизнь. Он хочет разрушить всё, что людям удалось себе создать - хорошую еду, высокие зарплаты, медицину, тёплые квартиры, выходные, отпуск... Чтобы мы снова существовали, как тягловой скот, и очень боялись смерти. Тогда, и только тогда люди почтут его за божество и приползут к нему за бессмертием. Соблазнятся обещанием достойной жизни за гробом, потому что не смогут как следует жить на земле. Тогда-то они сделают всё, что скажет Враг, будут принадлежать ему здесь и там, в жизни и после смерти. Жизнь будет - как там у Гоббса? - ужасна, жалка, жестока и коротка, а потом все умрут и попадут прямо в пасть этой твари.
 
Истинно так. Машинная цивилизация просто некатолячна, и всё тут. Для гитов всё остальное - хоть фабричный дым, хоть выживание больных детей - совершенно, абсолютно, исчерпывающе неважно. Об этом они упомянуть забывают. Нет, они не садисты, они всего лишь заботятся о душе... Раньше, когда они высказывали всё это прямо и нагло, без экивоков, гиты мои однозначно были... ну, "лучше" тут сказать никак нельзя, но - эстетичнее. Честнее.

...Свет в камере меркнет, гаснет,

и я переворачиваюсь на бок, выплёвывая слюну с кровью. Я почти не могу глотать. Что-то случилось, наверняка; потому они не зовут врача. Ни к тебе, ни ко мне. Теперь, когда мне действительно плохо, я вдруг вспоминаю, что я тебя помню. Да, именно так. Залив был гладкий, как стекло, песок похож на яблочный пирог, а небо, небо - ... Мы им мешали, и нас гнали прочь, с глаз, играть. Мы провели вместе целое лето. Ты тогда тоже был больной - ты-то и был больной, а я здоров - ты носил серый вязаный шарф, тебе было жарко, ты кашлял, хрипел, выбивался из сил быстрее, чем младший на три года я. И это не прошло. Сейчас в твоём дыхании я слышу шелест. Ты выглядишь не на три - на пятнадцать лет старше. Твой козырь в бою - это быстрый, жестокий удар. Продолжительный поединок ты не потянешь. Ты собирал камни на берегу, гладкие, серые, плоские камни, и отправлял их в путешествие по воде. Я, помню, пришёл к тебе первый раз, спрашивая себя, что ты делаешь в пустоте. Я-то воображал, что там скучно. На самом деле у меня просто не было фантазии в таких вопросах. Нет её и сейчас.

Ты собрал целую горку камней и пускал их один за другим, пускал... Будто бы там, в заливе, какая-то правда жила, правда незримая, как русалка, и ты пытался в неё попасть. Камни прыгали, прыгали, не тонули. Я позавидовал и обиделся на тебя, что ты выдумал эту игру там, где я перед этим только скучал; или, может быть, я обиделся не на тебя, а на что-то другое, всесильное и большое, но я не мог до него добраться, и лишь потому ты попал под каток забвения и обиды. И это не изменилось во всём, что случилось позже. Человеческие проблемы лежат далеко за пределами человеческих сил; даже и чувствовать люди не в состоянии то, что правильно, то, чего мы хотим. Потому я и старался расширить этот предел, даже, кажется, преуспел. Я, по-видимому, умираю. Они не зовут врача... Я хотел было взять твои камни и тоже бросать, и даже взял один, но положил обратно к остальным. Отец говорил мне, что нехорошо брать чужое. К тому же я был слабее, меньше и не хотел ссоры. Тогда я схитрил: отыскал несколько подходящих камней - не самых плоских, но всё же - и положил их в горку, к твоим. Теперь я тоже мог брать с неё камни, горка была как бы общая. Я играл в первый раз, мои камни прыгали плохо. Ты посмотрел на меня искоса и показал, как надо держать кисть руки. Потом, когда мы играли вместе и я уже неплохо бросал камни, ты каждый раз умерял свою прыть, чтобы меня не обидеть. Когда я был рядом, твои камни никогда не прыгали так далеко и долго, как могли бы. Я вскоре заметил это и почему-то обиделся ещё больше. Теперь я понимаю - ты просто принял меня за девочку, как большинство чужаков в те годы. Я сам сейчас путаюсь, глядя на старые фотографии. Я был непонятно что, весь изящный и тонкий, как маленький эльф. И носил унисекс. "...Девочка, где твой папа?" - тянули с противной улыбкой гости. Я не спешил никого поправлять. А там, откуда ты родом, девочек не огорчают.

Теперь я помню, да. Как же я всё забыл? Конец того августа меркнет - прочь, прочь... Истекает в туман. Достаточно было врезать мне по голове, как память немного стряхнула ржавчину; интересно, а если врезать ещё раз, она вообще прояснится, я вспомню, чем кончился дождь над заливом, песок, прыть прыгучих камней? Я хочу вспомнить, я знаю - надо. Признать, реконструировать, собрать правду из резаных в белые полосы документов, из бесконечных стёртых файлов, лжи и пепла. Тогда я пойму, что же с нами случилось и как это всё нам так вышло. Хотя это, наверное, ничего не изменит. Я поднимаюсь на локте, стучу о стену. Слаб, слаб, слаб...

- Они за нами хоть наблюдают? - Не знаю, как ты это чувствуешь, но можешь.

- Нет.

Рука подламывается, я падаю. Ах! затылком об пол.

- Нет камер. - Спокойный голос сквозь боль. - Так лучше.

- Хе! - Я судорожно всхлипываю. - Нет камер... Они меня бросили - раненого - с тобой - без наблюдения - без камер...

Ответ излишен. Лучше... лучше для чего? А, знаю. И тёплые капли текут с уголков глаз на виски. Слёзы. Я плачу не о себе. Правда в глубинах, незримая, как русалка, темна, горька. Ты попал. Это пресс-хата. Я бы уже сейчас был готов задницу им лизать, если б они в тебе не ошиблись. Пресс-хата. Но так поступают только с плохими - с предателями, террористами - не так ли? А я хороший, я добрый! Пусть я упрямый, но свой!.. Боги, боги!.. Мир обернулся волком, и родина показала оскал. Родина! О, боги, боги...

Прочла "Новую Тень"

http://www.kulichki.com/tolkien/cabinet/people/4thage.shtml

Удосужилась наконец. Прекрасно понимаю, почему Могултаю уважение Борласа было бы только в тягость. Мне бы оно в тягость не было, но потому лишь, что мне вообще никакое отношение со стороны Борласа не было бы в тягость. Оно прошло бы по той же категории, что любые настроения любого другого впавшего в детство или никогда из него и не выбравшегося беззубого параноика. Старик вызывает жалость: одинокий, обидчивый, боязливый до явной шизы (единственного близкого человека на ровном месте подозревает чёрт-те в чём), некрепкий рассудком, сын его просто забросил под предлогом службы (и его поймёт каждый, у кого есть впадающие в маразм родственники), а Саэлон, кажется, удумал так развлечь, что как бы старика инфаркт не хватил. Собственно, финал отрывка как раз на то и указывает. А вы что думали? Что там в деревенском доме и правда дохнуло Злом с большой буквы Зю? Окститесь. Таким образом является не назгул, а инфаркт. (Если, конечно, не считать первого метафорой второго, и наоборот.) Какой там боевик! Продолжать эту "Новую Тень" надо в стиле бытовой чёрной комедии. В следующей сцене Саэлон отчитывается перед местным шерифом, как так получилось, что его шутка с чёрным-чёрным домом в чёрном-чёрном лесу - далее по тексту анекдота - кончилась тем, что бедного старика едва откачали. Если вообще откачали.

PS. А что касается могултаевого определения "чмо", оно куда больше подходит к нестарым и отучившимся в приличной светской ХХ века школе мужам и девам, которые принимают этот текст по-инквизиторски всерьёз и начинают воображать, что там и правда какая-то Новая Тень шастает - из коридора в погреб, оттудова, надо думать, в сортир - и несчастный старик её чует. Нюхом. И видит, надо думать, инфракрасным взором... Санитары, а, санитары - ...

По поводу Подрабинека

http://users.livejournal.com/_lord_/1354631.html

Так вот, по поводу этого и всех похожих уродцев очень хорошо высказался А. Б. Покой (цитирую полностью):


К вопросу о самовыраженчестве  

Ко мне явился посетитель - обычного вида юноша за тридцать в толстых очках (что говорило о биографически вынужденной начитанности). Он культурно пожаловался на то, что его, простого менеждера в торговой фирме, преследуют следственные органы. И попросил меня присоединиться к его защитникам.

- За что это вас, голубчик? - поинтересовался я.

- Ни за что. Какая-то гадина им настучала на пост в Интернете, в котором я просто самовыразился...

Текст, опубликовынный молодым человеком, в несколько купированном виде выглядел так: "Ненавижу!!!! Я научился делать чёрный порох. На прошлой неделе закончил с селитрой. В пятницу начинял машинки. Они небольшие, компактные, все в банках из-под горошка. Полевые испытания на участке прошли успешно: радиус гарантированного поражения - 5 метров. Немного, но в супермаркете сработает отлично. Мне [решительно наплевать] на вас всех, гадёныши. С высокой колокольни, [чорт возьми]. Я приготовил восемь банок и завтра пойду по магазинам. Закупайтесь в "Перекрёстках". Рекомендую горошек. Мне плевать на то, что со мной будет. Я постараюсь прихватить на тот свет вас, [пассивных гомосексуалистов], не меньше двух-трех десятков. Приятного аппетита. Убивать, убивать, убивать!"

- И вот из-за этих нескольких строчек меня могут сунуть в торбу! - оскорблённо воскликнул юноша. - Вся эта бездушная машина...

На этом месте я внушил ему, будто ему оторвало взрывом обе руки и ногу. Пока гость вопил в воображаемой луже крови и требовал доктора, я налил себе кофе и задумался.

Самовыраженчество - болезнь, несомненно имеющая внеземные корни. Суть её в том, что больные начинают воображать себя не людьми, а некими надмирными созданиями без тела и прописки, призванными "изменять" своим содержимым окружающий мир. Взаимодействие с миром они допускают строго одностороннее: когда они заявляют о необходимости взорвать, уничтожить и вырезать Человечество - это творчество. Когда оно в ответ присылает им повестки - это произвол.

В древности такой болезни не было. Иордан Бруно, обзывая ослами и собаками своих современников, знал, на что идёт. Мир тогда был слишком реален - и платил за высказывания последствиями.

В конце прошлого столетия всё изменилось. Возникла абсолютно ошибочная вера в то, что высказывания - суть особый неподстебаемый вид действий, влияющий на мир, но не получающий обратку. Было создано целое понарошечное пространство, в котором наиболее беспорядочные души начали упоённо приговаривать к смертной казни, грозить терактами и геноцидом, просто ненавидеть вслух - уповая одновременно и на то, что это всё будет воспринято всерьез, и на то, что им за это ничего не будет. Ведь всё это Самовыражение - а оно, согласно совершенно необоснованным догматам самовыраженческой секты, лишь "обогащает мир".

Вопрос о том, заслужил ли мир обогащения такой гадостью, адептами культа упорно игнорируется. Никого из них почему-то не озадачивает, что всё их Самовыражение в понарошечном пространстве сводится, как правило, к мечтам о геноциде. Никто из них не задаёт себе вопросов о том, зачем они грозят миру тем, на что совершенно неспособны на деле. Их очаровывает сама возможность уязвить реальность хоть чуть-чуть, оставшись в танчике.

Однако реальность, бомбардируемая ненавистью из Понарошечного Пространства, продолжает сопротивляться. И средств для этого у неё по-прежнему достаточно. Что я и объяснил пациенту, сняв с него внушение.

...Космос для терапии самовыраженчества рекомендует трехмесячные работы в республике Чечня. У Воронежской лаборатории проф. Инъязова там имеется подшефная артель торговых агентов. Офис по адресу: в Грозный, пр. Путина, 15. Тесное и обогащающее общение с местными жителями гарантируется.

P.S.Как верно подсказывают Друзья Гармонии, в Чечне сейчас слишком тихо и непедагогично. Поэтому точка назначения, разумеется, смещается к юго-востоку - в г. Кандагар.
 

Это в общем, а что касается жестоко преследующих беднягу Подрабинека кровавогэбэшных злодеев, то они не злодеи, а очень добрые люди. Будь моя воля, последствия оскорбления ветеранов были бы куда круче нескольких поздних звонков.

"Это pizdets, a pizdets мы не лечим"...

Вы меня за кого принимаете? За кого-то вроде вашей подружки Нади, которую реально прут неприятности неприяного ей человека, от месячных до смерти друзей?

Похоже, вот такое мы действительно не лечим... Слушайте, кто тут внимательно меня читает - это она правда совсем уже буквально ошизела, в медицинском смысле, или меня подводит память и я правда когда-то радовалась по поводу смерти чьих-то друзей (именно потому, что это была неприятность для кого-то мне неприятного, а не потому, что усопший был мразью сам по себе)?

И кстати, может мне кто-то обьяснить, как можно радоваться по поводу чьих-то месячных? Или считать их неприятностью? :)))

(О развлечениях. Кто-то ДОМ-2 смотрит, а мне не надо - у меня есть гиты.)