Category: музыка

Category was added automatically. Read all entries about "музыка".

Сделала перестановку в своей комнате

Две недели назад, с тех пор нарадоваться не могу. Стало намного лучше, комната снова уютная, в ней хорошо. Освободилось место у окна и доступ к книжному шкафу - раньше всё это стол перекрывал. Теперь он отъехал к стене, а коллекционные куклы - в собственный ящик. "Лишние" книги, которым не хватало места, встали в импровизированные полочки из неглубоких картонных коробок (лайфхак). Им там прекрасно. Всё вычищено, заново уложены ковры, старьё и лишнее выброшено или продано на барахолке.

Для кошек созданы три новые лежанки. Они используют две, третью игнорируют пока. Зато освобождённая и застеленная специально для них половина полки в шкафу пользуется популярностью у всех четверых. Старая добрая стереосистема наконец покинула дальний угол, опять будем слушать музыку с дисков, не всё ж компьютером пробавляться. Подумываю купить граммофон и слушать ещё пластинки.

Перестановка - хорошее дело. Если она вам нужна, не откладывайте в долгий ящик.

Архивы старых толкино-ролевых и ЧКАшных песен и прочее

https://drive.google.com/drive/folders/0BwgNBwlMGZIHZUZtNmRDa0dURWM
https://ufile.io/w2zps
https://ufile.io/h49ss

Ниенна, Тэм, Мартиэль и т. д. Песни, тексты, рисунки, хз что ещё. Всё не моё, просто распространяю, спасибо выложившим.

(с) Лариса Ерошкина

Поэтесса, публиковалась под псевдонимом Екатерина Осокина, сейчас выкладывает свои стихи в сеть на Фикбуке под ником Купава Бомбадил. Стихи не сложные, очень живые, мне нравятся. Под первым, "Демиургам", так просто подписываюсь.


Демиургам

У тебя, Творец, мир в горсти —
Классика, стандарт, клон почти,
Чтобы аватар там не заплутал,
Чтобы ты и сам маху вдруг не дал.

Но ошибок нет у того,
Кто не сотворил ничего,
Ты рискнул — и мир, созданный тобой,
За героем стал населять герой.

Как ты их любил и берёг!
Зря не выносил, если мог.
Если ты Творец, даже не сказать:
«Каб, не дай-то Бог, им не заскучать!»

Квесты сочиняй, ставь сюжет,
Строй модели бед и побед,
Но каков итог — не тебе судить:
ЭТИ все равно смогут учудить.

Если б тёк сюжет колеёй,
Оказался б куклой герой.
Сотворённый мир лишь тогда не пуст,
Ежели его пробуют на вкус!



[Больше стихов]Слово есть

Что за мания в строчки лезть
И стихи затирать до дыр?
Но я верю, что СЛОВО ЕСТЬ —
Бороздит мировой эфир.

Я представить себе боюсь
Ту звенящую высоту,
Где свершился уже союз
Ритма, рифм и подобных штук.

И, вонзив в небеса радар,
За волной перебрав волну,
Уловить бы Вселенной дар —
Словоформу хотя б одну,

Чтоб и рифма, и звукоряд,
И не очень-то смысл убог.
А встречается, говорят,
Даже нужный ударный слог.

И, как в тетрисе, ляжет блок,
Зазвучит, заживёт строка.
И Державин стоял, и Блок
У такого же родника.

Возразят, что, мол, век не тот,
Луркояз и ЕГЭ вокруг,
Но подсказку порой шепнёт
Сам Великий Могучий вдруг.

Ну а ежели слова нет,
Современник, слегка схитри:
Под рукою всегда инет
И синонимов словари.



Ночью

Водовороты звездные
Льют отраженья в лужицы.
Глянешь случайно под ноги —
И голова закружится.

Сердце зайчонком раненым
Громко в груди частит —
Будто застыл на грани ты
Той и другой бездонности.

Тех, кто следит за тобой, глаза
Звездами припорошены.
Ты на ладонях Космоса —
Маленькая горошина.

И на лопатки бисером
Сыплется холод вечности:
Вынести эту мизерность
В силах ли человеческих?

Воздух — хрустальной пагодой.
В небе — горящей прописью:
«Слаще всего та ягода,
Что ты сорвал над пропастью».



Мне синее небо не снится

Мне синее небо не снится:
Четыре гектара обоев
На диске локальном хранится
И файл с моей прежней судьбою.

С бэкапом спокойнее, право,
Хотя я по жизни не трушу:
Цветная броня аватара
Хранит в безопасности душу.

В общении мил и приятен,
Гэйм-опыт имею немалый…
Но трудно сквозь радугу пятен
Смотреть на объекты реала.

И снова, мне кажется, боты
В контактный внедряются лист мой…
…Твои бы, мне, мама, заботы!
Ах, мусор? Корзину очисти!

Невидимый жизненный график
То мелко трясется, то скачет…
А может, формат его нафиг,
И — свежую, с новеньким патчем…

А то что-то глючит да виснет…
И бегать трусцой спозаранку!..
Ну где ж эта копия жизни?
Закинул, небось, на болванку?



Четвертая сигнальная система

Четвертая сигнальная —
Вчера считавшись бреднями,
Нейронов с электроникой
Рождается коннект,

И знает гормональная,
Как быть, когда зафрендили,
А как — когда входящего
Минут пятнадцать нет.

Легко читаем скобочки,
Как будто интонации,
И в школьных сочинениях
Нам не хватает их.

Учитываем камеры,
Привычны к папарацци мы:
Чуть что — легко окажешься
В подборках новостных.

И пульсы собеседников
Стучат сквозь коммутаторы,
И через бездну тянется
Горячая рука,

И сердце раскрывается
Вулкана жарким кратером.
Четвертая сигнальная —
Мы киборги слегка.



Складенчики

***

А методика простая:
Слово надвое разбив мы,
Словно пазлы, подбираем
Половинки. Вот и рифма.

***

Одерни-ка подол, Лар,
И тушь сотри у глаз:
Один лишь только доллар
Всем дорог без прикрас.

***

Ты не видел, где же вобла, кот?
Полчаса назад была.
Только серенькое облако
Промелькнуло близ стола.

***

Провертит дырку ль
В тетрадке циркуль?


Тайм-менеджмент
(За идею спасибо создателям мультфильма «Паровозик из Ромашкова»)

Продумал идеально план ты,
Сто дел успел ты провернуть,
Но, не увидев первый ландыш,
Ты опоздал на всю весну.



Я коснулась рамы окна...

Примечания автора:
Не является описанием метода самоубийства. Берегите себя и близких! Переходите дорогу на зелёный сигнал светофора! Не забывайте делать тест на сон-реал перед прохождением сквозь хрупкие предметы и взлётом с высоко расположенных поверхностей!


Я коснулась рамы окна —
Фонари и звёздная мгла —
И ко мне на плечи весна
Ласковою шалью легла.

Словно кто-то вдруг оборвал
Двери у промозглых темниц:
Новостей безрадостный вал,
Вспышки заголовков и лиц —

Всё от сердца вдруг отлегло;
Я внезапно вспомнила, как,
Призраком скользнув за стекло,
Нá ветер ложилась рука,

Как восторга звонкую нить
Трогала смычком высота…
Вот как хорошо не забыть
То, что ты умеешь летать!

Снова суета закружит,
И забот нахлынет вагон,
Но на заднем плане души
Берегу я тоненький звон.

Чтоб вести себя посмелей,
Если ангел скажет: «Пора»,
Чтобы в эктоплазме моей
Крови не нашли доктора,

Чтоб не затвердело стекло,
Ветер подхватил бы опять,
Чтобы никуда не ушло
То, что я умею летать.



О вечном

И ночь, и день, и свет, и тьма
Мелькают в вечной круговерти.
В их смену верю я сама,
А вы, пожалуйста, не верьте.

А вы мне пойте про весну,
Рожденье дня, победу Света…
Про отступившую волну
Пусть никогда не будет спето.

Зима с весной бегут в кругу,
На смену смерти жизнь приходит,
И под припевки на лугу
Вновь молодые хороводят.

Стремятся взглядом обогреть
Свою любовь друзья-подружки…
Сегодня лучше не смотреть
Им в направлении опушки,

Где, помело держа в руке,
В сухих устах сжимая Слово,
Старушка в штопаном платке
Стоит спокойно и сурово.

Вас не сразит недобрый глаз,
Колдунью зависть не терзает:
Кто видел Тьму хотя бы раз,
Того и Свет не напугает.




Стихи по мотивам книг о Средиземье Толкиена и Перумова:


[Spoiler (click to open)]Серебристые Гавани

Обнимает серебристый причал
Золотая от заката волна.
Тех, кто жить в юдоли смертных устал,
За морями ждет иная страна.

Много лет в себе бессмертье хранит,
Но, наверное, всему есть предел,
Потому-то, опершись о гранит,
Терпеливо ждет нас сам Корабел.

Не спеши же, Корабел, не спеши,
Наши думы, Корабел, не тревожь.
Вздумай мы потом иначе решить,
Мига этого уже не вернешь.

Все уверены, что встретит земля
Нас прекрасная за далью морей,
Но отпустит ли на борт корабля
Край, где зимы злей, а звезды тускней?

Чем мила страна для наших сердец,
Где чужими мы считались всегда,
Обитателям которой Творец
От рождения отмерил года?

Злое здесь еще живет колдовство,
Черный пламень здесь еще не угас,
И, случись, как говорится, чего,
Им придется обходиться без нас.

Нет, упрека нам никто не пошлет,
Словно дела никому до нас нет,
Лишь наивная девчонка вздохнет,
Глядя солнцу заходящему вслед.

Колокольных не слыхать голосов,
И решаться нам еще не пора,
И серебряную ткань парусов
Не торопится расправить корабль.

Тянет сумраком с оранжевых скал.
Эльфы молча над волною стоят.
Обнимая серебристый причал,
Разливается по морю закат…



Песня Фириэль

Пестрит от платьев майский луг
В вечернем свете,
И песни звонкие подруг
Разносит ветер.

Веселый вьется хоровод —
Играем вместе…
Но вот приходит мой черед
Ответить песней.

Поют подружки про цветы,
Про лес зеленый,
Поют про сладкие мечты
Сердец влюбленных —

А я пою про дальний свет
За синим морем,
Пою о Варде Элберет
И Валиноре.

А все стоят, раскрыли рты:
«Молчишь, хоть тресни!
Скажи, откуда знаешь ты
Такие песни?»

Но и за горы серебра
Им не признаюсь,
Что временами в три утра
Я просыпаюсь

И, снова веря в чудеса
И в сказку веря,
Тропинкой, где лежит роса,
Спешу на берег.

Туман клубится над рекой,
И стонут ивы,
И мнятся песни колдовской
Мне переливы,

И даже, кажется, в струях
Молочно-белых
Издалека плывет ладья
К иным пределам…

Скажите, тешу разум свой
Мечтой пустою —
Но ведь когда-то же со мной
Сбылось такое:

Мотивы песен в лад струне
Туман пробили —
К своей загадочной стране
То эльфы плыли,

И был корабль волшебный их
Снегов белее…
Казался мне один из них
Других милее.

Мне не позвать его во сне —
Не знаю имя,
И, может, следовало мне
Уехать с ними,

Но не пустил меня мой край,
И я не каюсь,
Хотя, бывает, в три утра
Я просыпаюсь…



О легендах (песня Сатти из Аннуминаса)

Надоело копаться мне в книжной пыли
Среди каменных стен со свечою.
Светлый образ мне твой помаячил вдали
И меня поманил за собою.

Ворошить надоело мне свитки легенд,
В пользе их убеждать меня бросьте:
От блистательных дел и великих побед
Нам остались лишь чёрные кости.

Совершаются ныне такие дела,
Что с пропажи кольца в Андуине
До свержения крепости мрака и зла
Вся история — пыль перед ними.

Все герои, чьи подвиги славят в веках,
Тихо-мирно в земле почивают,
Но стоишь ты с мечом в загорелых руках
Предо мною — легенда живая!

Я укрою кинжал под полою плаща,
Тайно вытащу конскую сбрую.
Может, тоже героем я стану сейчас?
Может, тоже в легенду войду я?

____________________________________________
У неё ещё немало, вот тут.

"8 миля"

Наконец посмотрела эту типа автобиографию Эминема. Хороший фильм о списанных властью и бизнесом, бедных, но неунывающих чёрных и белых людях Детройта, которые возвели простую матерную перебранку в высокое искусство рэпа:))

Русский перевод батлов:



и довольно хороший перевод "Lose yourself":



Настоящий украинский язык, а не шепелявый галицийский пиджин,

выдаваемый украми за него нынче, звучит в песне "Тачанка" во второй половине этого весьма неплохого клипа:



Что называется, почувствуйте разницу. Да и видеонарезку рекомендую:)

по ЧКА - с зимней фэндомной битвы -

***
Песня Лютиэн

Чёрные волосы — до пят
Узкими косами летят,
Змеями воздуха струят
Ночь;
Звонкой мелодией — до звёзд
С чем-то наводится пусть мост,
И тот ответ, что всегда прост —
Прочь!
Древняя, будто сердца пульс,
Юная, будто винный вкус,
Страшная, но ты ведь не трус —
Так?
Музыка, что ей лжи покров,
Льётся свободнее ветров
Песни творения миров
В такт!
К сердцу земли — стать огнём — вниз,
Искре костра — стать звездой — ввысь,
К краю от края вдаль несись, весть:
Прошлое больше не вернуть,
Время бежит, дробясь, как ртуть
Да продолжается мой путь
Здесь.
Собраны вновь воедино
Птичий полёт, плач ундины,
Сказки, преданья, забытые сны:
Верь в танец луны,
танец луны...

(с) Ветта (ака Лана ака Кась)
ЗФБ 2014, команда ЧКА



"Кольцо Тьмы" - история об офигенной пользе классического образования

и частного владения оружием, с умением им пользоваться.

Это я сейчас читаю полную версию 1993 года, не сокращённую (ну и зачем было резать? ради чего??).

http://lib.rus.ec/b/437661/read
http://lib.rus.ec/b/440572/read

— Скажи, а ты читал эти книги? — не отставал гном.
Теперь уже не только взгляд, но и голос Торина обнаруживал его чрезвычайный интерес к Фолко.
Хоббит заколебался. Рассказать все этому странному гному? Рассказать, что он единственный, кто за последние семь лет входил в Библиотеку? Рассказать, как ночи напролет проводил он склонившись над старинными фолиантами, пытаясь разобраться в событиях невообразимо далекого прошлого? Рассказать, что он заслужил себе дурную славу хоббита «не от мира сего»?
(...)
— А много тебе довелось постранствовать? — с завистью спросил Фолко. — Счастливец! Я вот за всю свою жизнь ни разу не выбирался за пределы Хоббитании…
— Да и я не так уж и много где побывал, — ответил гном. — Многих встречал, много расспрашивал. О Хоббитании наслышаны все, но воочию видели немногие, — закон короля Элессара выполняется неукоснительно…
— И это сослужило нам, хоббитам, плохую службу, — сказал Фолко. — Мои сородичи и раньше-то мало интересовались делами внешнего мира, а после победы в Великой Войне окончательно решили, что зло избыто навечно. Король Элессар даровал нашим дедам новые земли, их нужно было осваивать, и хоббиты забыли обо всем прочем. Как и твои соплеменники, они тоже стали слишком беспечны… Впрочем, что значит «стали» — такими они и были всегда.
— А почему же ты другой? — спросил Торин.
— Трудно сказать. Может, потому, что меня очень рано научили читать, и так вышло, что я впился в нашу Библиотеку и не отходил от полок до тех пор, пока не прочитал всех рукописей хотя бы по одному разу… — Фолко неожиданно рассмеялся. — Часто я говорил такое, о чем все остальные и думать забыли: о Хоббичьем Ополчении, о Битве на Зеленых Полях… Сначала этому умилялись, потом стали коситься, а потом и вовсе невзлюбили. Я осмелился иметь собственное мнение! И зачастую не к месту вылезал с каким-нибудь историческим примером, чем немало конфузил наших старейшин. Прошлое научило меня пониманию настоящего, я стал задумываться над причинами, следствиями, стал собирать сведения, выспрашивать прохожих, как и ты. А вести из дальних краев становятся все тревожнее и непонятнее.

- из первой главы


В Шире (он же Хоббитания) не принято было читать мудрёные книжки о разных давно прошедших делах, знать больше, чем требуется для повседневной жизни. Дурацкий закон Арагорна, запрещающий людям посещать Шир, довершил остальное, лишив ширских хоббитов важнейшего источника опыта, слухов и сведений о громадном окружающем мире. В итоге чудаковатый книжный червь, крипторолевик и глюколов Фолко оказался единственным жителем Шира, способным распознать такую банальную вещь, как надвигающаяся война. В книжках читал о таких вещах.

Вне Шира, в Арноре, поступь войны почуяли все неглупые люди, но это помогло мало, поскольку в стране уже триста лет царил сонный порядок, и все неприятные кровавые дела, связанные с оружием и умением им владеть, население охотно оставляло королевской страже. Там, куда стража не успевала доехать, люди, как правило, не умели и от разбойников защититься. И не желали учиться, хотя заезжая и местная бандота уже вовсю жгла деревни. Ничо так расслабились.

Кроме того, власти Соединённого Королевства - совершенные отморозки, предпринимающие военный поход, чтобы устроить вовсе бесприбыльный геноцид на далёких, чужих и необитаемых землях, на которые сами они даже не претендуют, против народа, который им ничего плохого не делал. Понятно, что разговаривать с ними самими, чокнутыми психопатами, потом тоже никто не стал. Но это уже другая тема.

Алсо, плохая новость для правоверных толкинистов: это таки Средиземье. Не какой-то другой похожий мир, а вот именно оно самое, которое описал Профессор. Одновременно это, конечно, мифическая Евразия, которую Профессор и имел в виду. Точка зрения другая, убеждения рассказчика совсем другие, а мир тот же. У Плутарха, апостола Иоанна и Александра Зиновьева тоже разные мировоззрения, но никому же не приходит в голову утверждать, что они описывают разные вселенные.