Category: происшествия

Category was added automatically. Read all entries about "происшествия".

сел за руль и сгорел на**й

https://www.t-online.de/nachrichten/panorama/id_88291150/tid_amp/bad-koetzting-18-jaehriger-legt-sich-auf-strasse-und-wird-ueberfahren-unfall-bayern-bad-koetzting.html

В городке Бад Кёцтинг, Бавария, некий молодой человек 18ти лет ночью прилёг на улицу отдохнуть. Прямо на проезжую часть. На него наехала машина - насмерть.

величиной с клубок

https://www.bz-berlin.de/berlin/friedrichshain-kreuzberg/wollknaeuelgrosses-kaetzchen-in-kreuzberg-gefunden

На Линденштрассе в Берлине нашли маленького вислоухого котёнка, отнесли в полицию, и полиция так умилилась, что написала об этом в своём твиттере. "Клубок шерсти величиной с шерстяной клубок, выглядит как шерстяной клубок". Малыша отвезли в приют (приюты здесь неплохие места, это именно приюты, а не лагеря смерти, как у большого брата).

В большом немецком городе котёнок на улице редкость, настолько, что даже стоит новостной заметки.

Премьер Австралии -

какая-то копия последнего российского царя, демократик эдишн. Сначала он, когда уже горело, поехал на неделю в отпуск, на днях выделил аж целых 20 миллионов долларов на покупку аж целых четырёх (!) пожарных самолётов и активировал для тушения пожаров аж целых 3000 резервистов (нужно раз в десять больше).

Это вместо того, чтобы бежать к Трампу и слёзно молить о высылке американских пожарных и даже авианосцев, которые могут, помимо зла, много чего хорошего, например тушить пожары. Трамп помог бы, для него это отличный шанс заработать очки на второй срок в Белом доме. Но нет, дурачок взял и в отпуск смотался.

Между тем от огня погибло уже от 500 миллионов до миллиарда животных. Сгорели заживо.

Такое впечатление, что где-то между 1945 и 1960

все жители западной Европы исчезли в чёрные дыры и были заменены беспомощными безмозглыми копиями.

https://www.mirror.co.uk/news/uk-news/london-bridge-terrorist-automatically-freed-20994371
https://www.mirror.co.uk/news/uk-news/london-bridge-hero-narwhal-tusk-20994944

Террорист Усман Хан, который вчера зарезал двух и ранил трёх человек на Лондонском мосту, был уже осуждён на 16 лет тюрьмы за масштабные планы террора. 11 месяцев назад его выпустили досрочно - после семи лет. А остановил террориста поляк по имени Лукач, который бросился на Хана, хотя сам уже успел получить удар ножом.

Нет, я, конечно, понимаю, в чём дело, что такое откат после двух мировых и фашизма. Но впечатление всё равно жуткое. Где нормальные англичане, откуда выползли занявшие их место слизни и как бы всё поменять обратно?

Укрота

Когда дети умнее взрослых.
В школе в Полтавской области разгорелся скандал из-за выставки детских рисунков. Рисунки изъяты полицией.

Учительница рисования попросила учеников нарисовать «мир во всем мире». Многие дети решили задание по своему и изобразили дружбу между Россией и Украиной.
Кто-то из учеников школы 2 сентября настучал в полицию, что ряд «рисунков содержит флаг Украины и флаг России и между ними (зрада!) написано слово «Мир»!
Прибыв на место, сотрудники полиции собрали материалы и передали их для оценки в соответствующие службы, чтобы те проверили нет ли во всём этом антиукраинских настроений.



(с)


А ведь было время, когда я считала эту страну своей. Мне даже было обидно, когда какие-то западные музозвоны во время гастролей подтёрлись украинским флагом на сцене. Теперь, если дело дойдёт до мировой войны и Украина заслуженно превратится в равнину спёкшегося стекла, мне будет очень жаль растения и животных. Потому что даже этих школьников, авторов рисунков, нэнька ещё обработает и изувечит так, что людьми они быть перестанут, а будут безумной нечистью. Если родители не увезут их в другую страну, это неизбежно. Весь этот мир, любовь, добро, всё человеческое из них выбьют. Бедные дети.

Кстати, если тут кто с Украины. В Германии в самом деле неплохо живётся. И не высылают отсюда практически никого, здесь нетрудно остаться. Хватайте детей и к нам. Германия не беспроблемный рай, но здесь ваших детей хотя бы не превратят в упырей. И за призывы к миру нет репрессий.

и собака

https://www1.wdr.de/nachrichten/westfalen-lippe/leiche-jahrelang-unentdeckt-senden-100.amp

В немецком городке Зенден нашли труп 59-летнего пенсионера, который лежал в своей квартире уже восемь лет. Там же нашли скелет его собаки. Вскрытие показало, что человек умер "естественной смертью", то есть, видимо, от инфаркта, после чего в запертой квартире умер от жажды и голода и его пёс.

Соседка сообщала об исчезновении этого человека ещё тогда, восемь лет назад, но квартиру не вскрыли. Сейчас выясняют, почему. Обнаружили труп только теперь, 22 сентября 2019, когда в подвале семиэтажки загорелся мусор, пожарные срочно эвакуировали всех жильцов и заодно взломали дверь квартиры мертвеца, чтобы никого не оставить в горящем доме.

Если у вас куда-то исчез пожилой сосед или соседка, имеет смысл поднять тревогу и не отставать от органов, пока квартиру не вскроют. Там могут быть животные, ещё живые.

большой хомяк

https://www.spiegel.de/panorama/gesellschaft/attaching-bei-freising-taxifahrer-meldet-zusammenstoss-mit-grossem-hamster-a-1285961-amp.html

Таксист в Баварии наехал на животное и законопослушно сообщил полиции, что столкнулся с "большим хомяком с большими зубами". Оказалось, это средних габаритов дикая свинья. Таксист был трезв.

Мстители: Финал



Сильный фильм. Вся дилогия очень сильна персонажами и тематикой, смотрела дважды и ещё к ней вернусь.

Мало кто понял, конечно, что Мстители своим "откатом назад" устроили ещё одну катастрофу, сравнимую по масштабу со щелчком Таноса. Хорошо, если выживет хоть половина вернувшихся (и никуда не исчезавших тоже) — пять лет спустя всех их банально нечем кормить, поить, лечить, одевать и согревать. Инфраструктура усохла в разы, если вообще не схлопнулась. И так на всех населённых планетах. Голодомор вселенских масштабов, от этого мир не оправится сотни лет.

Ларчик, конечно, открывался просто: если прошлое нельзя изменить — очень верная, мудрая мысль — и нельзя вернуть погибших быстро, их гибель надо было принять. Таноса-смерть (Танос —> Танатос, это значение его имени) надо просто принять, уступить смерти смертево, смириться с нею, раз уж ты не смог прогнать её от изголовья. Изо всех сил сражаться со смертью надо до щелчка, пока она ещё не наступила, и короткое время после (это называется реанимация). Если ты проиграл этот бой — всё, мёртвых не вернёшь назад. Об этом предупреждают и религии, и мифы, и фольклор: вытащишь мёртвых с того света — и они сожрут живых. Необязательно в буквальном смысле. Всегда работает, что в политике, что в киносказках. Тони Старк величествен и прекрасен, однако засада вот в чём: лучший из западоидов, человек Возрождения, может вырасти над собой, дотянуться на миг до статуса сверхчеловека и победить смерть — но результат таков, что лучше бы он этого не делал.

Осудить Мстителей, впрочем, трудно, они слишком многое потеряли. Невозможно вообще судить людей, которые упорствуют в бою со смертью. Не хочу и не стану их осуждать.

Я, конечно, не ожидаю, что тема последствий "Эндгейма" будет раскрыта в кино. Спасибо уже и за то, что эту дилогию сняли. Она намного больше, чем обычно доставляет Голливуд.

Марвел-фэндом, увы, решил ебануться и истерично возненавидеть канон. Девочкам пейринги поразбивали :facepalm: Впрочем, пофиг, там изначально пейринги задушили всё.

Неожиданно понравился Кэп. Он более чем достойно сражался, использовал голову, чтобы ею думать, и вообще явно поумнел. Поражение в "Войне Бесконечности" не прошло даром. И то, что он ушёл домой, в свою эпоху, чтобы прожить свою жизнь, известную по классическим комиксам, правильно. Он имел право вернуться домой, я это решение уважаю.

В общем, вся Марвел-сага закончилась годно. Буду смотреть следующую фазу, вдруг опять выкатят интересную тему.

Мясо и кровь

(абсолютно правдивый рассказ)
...


Шестнадцатого сентября я пошла на мясную ярмарку.

Ярмарка обитала вблизи Штерншанце, оживлённой станции метро, по адресу Лагерштрассе 17/Тор 1. Заядлая мясоедка, я давно заприметила рекламные плакаты и в это тёплое воскресенье поехала туда прямо с Мессехаллен, от храма святого праведного Иоанна Кронштадтского, после молитвы. Был солнечный погожий день северонемецкого бабьего лета. Не зная ни саму Штерншанце, ни её окрестности, я сразу же свернула не туда, направо, и полчаса бродила по небогатому уютному району с его бесчисленными кафе, ресторанчиками, кальянными, деревянными столиками под навесом, винными лавками, раскидистыми деревьями над тротуаром, рекламами музыкальных ивентов и кучей велосипедов. Стены, столбы, витрины, уличные щиты и вообще все доступные поверхности пестрели левацкими наклейками, плакатами и граффити — против глобального капитализма, против фашистской Украины, против полиции и Ведомства по защите конституции, которое создало ячейку «Национал-социалистического подполья» и организовало её руками почти десяток убийств иммигрантов-турок.






[7 фото]







Я задержалась около самых интересных плакатов и сфотографировала их, размышляя о том, что в лучшие времена — в таком контексте они и правда могут казаться лучшими — султан Реджеп Эрдоган не просто бы шантажировал жирных белых червей из Бундесрегирунг. Он бы Германии объявил войну. Убийство восьмерых турецких граждан руками нацистов, прикормленных местной спецслужбой — не повод для войны, а полновесная причина. Так было, во всяком случае, в лучшие времена.

Налюбовавшись микрорайоном и расспросив прохожих, я выяснила, где пошла не туда, и вернулась к станции. Туннель, ведущий к Тор 1, отходил прямо от Штерншанце. Выйдя из-под его крыши, я сразу увидела и плакат, и кровь.

Был это, собственно, не плакат, а светлая простыня или скатерть или что-то в этом роде. Она висела на стене прохода слева, и на ней было написано от руки, чёрным спреем по фону бледненьких красных пятен: «Wir gedenken der unschuldig ermordeten Lebewesen». Чтим память невинно убитых существ, то есть. Под существами имелись в виду животные, забитые в пищу на ярмарке. Слева от простыни зоозащитники приклеили два мутных фото поросят на ферме, справа — две столь же невнятных фотографии телят. На бетоне под инсталляцией сиротливо валялся раскрытый ярмарочный журнал и красовалась вишнёвая полоса краски, долженствующей символизировать кровь.



По этой полосе я и пошла, не зная дороги к ярмарке. У меня было чувство, что краска выведет куда надо. Прошла парковку, пересекла какую-то улицу — и на месте. Вишнёвая фальшивка — зоопридурки не знают, как выглядит засохшая на земле кровь! а всё туда же, инсталляции лепить! - привела меня прямиком к цели.



Ярмарка «Meat and Greet» вольно расположилась в длинном прямоугольнике бетонных зданий гамбургского Большого Мясного рынка, юбилей которого она и праздновала — двадцать пять мясницких лет. По краям старой рыночной площади стояли ряды палаток под красными и белыми островерхими зонтами, будто бы колпаки персонажей старинных сказок. Доступ гражданам преграждал импровизированный забор — цепочка хлипеньких алюминиевых щитов из гнутых труб. Щиты даже не были сцеплены друг с другом. На одном из них зависала, играя, девочка лет семи в пышном розовом платье. Шесть или семь щитов поставили в середине в ряд перпендикулярно цепи, и люди были вынуждены проходить к палаткам между ними. И давать себя шмонать, как в аэропорту. У щитового входа вертелись парни и девушки из Пютц Секьюрити и заглядывали людям в сумки, рассчитывая, очевидно, найти там оружие и остановить таким образом очередной теракт мусульманских мигрантов, славных своей манерой заходить в транспорт или в магазин, выхватывать внезапно нож и резать добрых бюргеров, которые голосовали за «мамочку» Меркель. Эти смуглые чужаки отчего-то не ценят ни западную манеру вооружать «повстанцев», чтобы именем демократии разрушать их страны, ни гуманитарные бомбардировки НАТО, ни даже возможность к нам иммигрировать и жить здесь на социальную помощь после того, как их родину на наши деньги сровняли с землёй. Время от времени кто-то из них не выдерживает, берёт нож или садится в грузовик и уничтожает столько носителей демократии, сколько сможет. Отсюда секьюрити и забор со шмоном на празднике, немыслимые ещё пять лет назад.



Я прошла этот КПП, чувствуя себя так, будто посещаю не ярмарку жаркого и сосисок, а важное государственное мероприятие, и стараясь не думать о том, что заборчик вместе с охраной снесёт к чертям не то что грузовик — легковушка. Симпатичная девушка проверила мою сумку небрежно — я не тяну визуально на террориста. Видимо, бороды не хватает. И я оказалась на ярмарке, среди людей, скамей и палаток.

Народу было не сказать чтоб много, не непроходимая толпа. Почти все немцы либо такие же белые иммигранты, как я, одетые по-летнему, по-выходному. К палаткам с самой вкуснятиной вились длинные очереди, и я ограничилась маленьким бутербродом с ливерной намазкой и порцией печёных рёбрышек под барбекю, без гарнира. Бутербродик был банален, зато рёбра вышли на славу, пропечённые и сочные. Прошлась вдоль рядов, отстояла недлинную очередь на эксперимент («Что вкуснее, жаркое на газу или на дровах?» — на газу, как ни странно, кусочек сочнее и ароматней) и села за стол перед сценой, где пожилой немецкий артист Уэйн Моррис пел каверы англо-американской поп-классики. Публика за столами была под стать певцу — немцы-бюргеры, аккуратные, вежливые и с пивом. За выбранным мною столом уже сидели две женщины средних лет. Они улыбнулись мне, когда я села рядом. Я улыбнулась тоже, приветствуя их в ответ.

С удовольствием выслушав две-три песни, я собралась уходить. Встала, прошла к забору из гнутых труб, обнаружила, что выходят с ярмарки не через вход, а метров на десять справа, в такой же импровизированный проём. На выходе автоматически взяла у девушки ярмарочный журнал. Хотела тут же вернуть его (экономим бумагу!), но решила всё же сохранить — память о милом сентябрьском дне, песнях, рёбрышках и дурацком заборе.

Я стала листать журнал у самого выхода и задержалась. Было тепло и ласково, солнце светило, не жаря, и Уэйн Моррис всё ещё пел со сцены, перемежая музыку вроде как социо-философскими рассуждениями о смене ценностей за последние тридцать лет. Не в том плане, конечно, что нами правит банда убийц, которая забивает и жрёт народы и страны, словно свиней и коров, — а в том, что вот теперь люди-немцы всё больше не женятся, просто так вместе живут, есть однополые браки и всё такое, как всё меняется, tempora mutantur!

Согласно программе, Уэйн должен был петь ещё минут двадцать, до четырёх. Уходить не хотелось, и я решила вернуться за стол, дослушать эти смешные слова и каверы песен и съесть ещё что-нибудь — не завтракала с утра, до церкви.

Я повернулась, пошла обратно, и вдруг возникла проблема. Мужичок из Пютц Секьюрити, который охранял выход от террористов с ножами и грузовиками в сумках, заметил, что я развернулась, и преградил мне путь.

— Вход не здесь, — говорит, — а вон там. Вы обязаны показать сумку.

И указывает на ряд щитов, где меня уже прошмонали на входе.

Если бы туда можно было пройти прямиком, я, может, так бы и сделала. Но выход с ярмарки был отделён от входа перпендикулярным отростком забора, который составлял с ним вместе что-то вроде кривой Т. Чтобы добраться до входа, надо было обойти «ножку» этого сооружения, метров двадцать по направлению ко Штерншанце и столько же обратно к ярмарке.

Далековато — и моей немецкости на это не хватило.

— Я этого не сделаю, — сказала я. — Я только что вышла и здесь стояла, читала журнал, за два метра от вас. Вы меня видели всё это время, я ничего нового не положила в сумку. Пройду здесь.

И пошла внутрь ярмарки. Охранник вытаращил глаза и стал цапать меня за рукав, пытаясь остановить, но как-то нерешительно, вполсилы — полицаем-то он не был и не имел, в сущности, права хватать и держать белых дам.

— Зовите полицию, — заявила я. — Давайте, зовите.

И повторила это ещё раз. Он растерялся. Скрипт у него такого не предусматривал. Я шла, волоча его за собой, а он, сбитый с толку, что-то невнятно мямлил, протестуя. На самом деле остановить меня он не мог физически. Не с нашей разницей в росте и весе. Такого мужичка я могу поднять и бросить — недалеко, но могу.

Полицию он, конечно, не звал. Я ведь не подписывала обязательств входить на ярмарку через определённое место, к тому же ярмарка не частный двор, я имею право там быть. Сложный случай. Охранник висел на моём плече и растерянно лепетал. Во мне почему-то прорезалось сочувствие, и продолжать конфликт расхотелось.

- Ладно, иду ко входу на обыск, - сказала я.

И прошла оставшиеся три метра к девушкам на шмоне, уже внутри, по территории ярмарки.

Мужичок с облегчением от меня отстал. Я опять показала сумку охраннице, вернулась к длинным столам, съела порцию поффертьес с яблочным муссом и дослушала пожилого немца с англосаксонским ником Уэйн Моррис. Он пел до четырёх, а потом на бис.

Когда я покинула ярмарку, на выходе не было моего мужичка. Он предусмотрительно отошёл в сторону, предоставив контроль девчатам-коллегам. Милая девушка на его месте мне улыбнулась и получила улыбку в ответ. Я миновала хлипкую ножку заборного Т, перешла дорогу и пошла к метро по вишнёвому следу фальшивой инсталляционной крови.




...