Category: эзотерика

Category was added automatically. Read all entries about "эзотерика".

Характерные формулировки

Deutschland-Wetter: Experte warnt vor russischer Kältepeitsche*

Ох уж эта не слишком тщательно скрываемая тоска по русской плети. Уже и русских тех нету, с плетью которые, уже их потомки незаметно для самих себя превратились в либеральных европейцев, а память запада с нечистой совестью всё вызывают призрак солдата с красной звездой на шлеме. Кого-то настоящего, сурового и честного и человечного, живого, кто больше тебя и выше тебя и смотрит тебе в глаза не с европейскими ценностями, а из света истины. Истина как vantage point критики цивилизации. В чём сила, брат? Запад догадывается, что этот вопрос существует, постмодернизмы ему не страшны. И у него есть ответ. Время от времени эта догадка вылазит в таких оговорках по Фрейду.
__________

*"Погода по Германии: эксперт предупреждает о русской холодной плети" - буквально. Нет, это не стандартная формулировка немецких синоптиков.

"Белые ночи Гекаты" Веры Камши

Эта повесть была опубликована в прошлом году в сборнике "Исправленному верить". "Белые ночи Гекаты" - городская фэнтэзи петербургский мистический детектив. Мирный историк Олег Шульцов и ещё несколько человек сталкиваются с чередой смертей, объяснимых только вмешательством сверхъестественных сил. С первого взгляда похоже на ведьмовство, со второго тоже. (Что делать, если вы видите, как ведьма убивает людей? Закон бессилен, полиция не усмотрит причин вмешаться; ваши действия? а если эта ведьма – ваша мать?..) Герои пытаются что-то понять, кого-то спасти – а вскоре уже спасти и себя.

Чёрный пёс Петербург (с) в этой повести как живой. Герои тоже совершенно настоящие, взятые прямо из жизни люди, притом достаточно литературные, чтобы быть интересными. Вплоть до кульминации повесть отличная, а потом… кое-что, увы, остаётся смазано и невнятно. Такое впечатление, что не хватает пары-тройки важных сцен, прежде всего тех, в которых Шульцов излагает соратникам и через это – читателям своё понимание событий, после чего герои намечают план действий, который после, в кульминации, реализуют. Такие сцены не были бы натянутой уступкой читательскому любопытству, ибо невозможно поверить, что все соратники Шульцова знают о древних божествах столько же, сколько он сам. Автор, видимо, полагает, что тонкости спора Диониса и Гекаты должны быть известны всем цивилизованным людям, а кто их не знает, сам виноват, невежда. В результате событиям повести не хватает ясности в ключевых моментах, кульминация что-то теряет, а значит, теряет вся повесть. Нагнетание мистики, остающейся малопонятной – одна из особенностей творчества Камши, и в "Белых ночах Гекаты" малопонятного чуть больше, чем надо. Литературный текст не может требовать от читателя априорного знания тонкостей, известных только учёным, иначе он не вполне самостоятелен. Особенно если это текст в популярном жанре. Законченная вещь, которая не является даже частью цикла, должна давать возможность понять её as is, как произведение в себе.

Это, впрочем, не значит, что повесть не стоит читать. Читать её интересно, не оторвёшься. Сверхъестественный ужас мистических смертей очень натурально сопровождает обыденный ужас - одиночества, старости, нездоровой семьи. Кто-то должен рассказать Камше, что на свете бывают и хорошие матери, но надо отдать ей должное – кошмар выписан от и до, без сантиментов, преувеличений, без модной чернухи – просто-таки на приз. Всё это с минимумом редактуры просится в хоррор-сценарий. Хороший вышел бы фильм.

Прочесть эту вещь можно на Либрусеке, купить - в одном из перечисленных здесь магазинов; в том же сборнике обитает, кстати, и мой "Котиша".

Алесь Куламеса, "Полесская трилогия" (сборник "Наше Дело Правое-2. Герои на все времена")

Я не знакома с белорусской историей, легендами и фольклором. Многое донеслось, конечно, в контексте разных дискуссий, но я никогда специально не интересовалась Белоруссией. Даже купленный на Петровке томик Короткевича по сей день не прочитан, времени не отыскалось. Таким образом, этот сборник представил мне и Белоруссию наряду с Византией.

Полесская трилогия Куламесы состоит из рассказов "Крест", "Огненный змей" и "Сокровища на все времена". Все три рассказа мне понравились: они написаны талантливо и сильно. Видно знакомство автора с родной историей, и это знание подано ненавязчиво, для нужд рассказа, не для бахвальства. Каждая деталь на своём месте. Правда, к "Кресту" у меня возникло несколько вопросов. Почему деревня так быстро вызверилась на Михну? Тут одной веры мало, должна была быть серьёзная обида. Почему единственным героем, готовым отдать душу за други своя, оказался сын шляхтича? Нешто крестьянские парни хуже? Не думаю; думаю, желающие бы бросали жребий, а то и несколько бы пошло ставить крест, так оно понадёжнее. Кто-то попадёт в зубы оборотням, зато остальные дойдут. Кроме того, подвиг Сымона остаётся за кадром - и очень жаль, потому что это как раз самое интересное, это надо было описать. Тогда не пришлось бы и гадать, почему юноша погиб - ведь он выполнил свою задачу, и нечисть уже не могла бы к нему подойти. Или его покусали по дороге, и он предпочёл смерть, зная, что всё равно утратит человеческий облик?.. В рассказе мне не хватает его перспективы.

Первые два текста трилогии чем-то перекликаются с гоголевскими "Вечерами...". Или это заблуждение, просто мы привыкли ассоциировать такие фольклорные славянские хоррор-мотивы с Гоголем, хотя на самом деле он был просто первым, кто ввёл их в литературу?.. "Огненный змей" - рассказ об эпидемии вампиризма, с которой сталкиваются деревенский священник и лекарь. У молодой женщины умер муж, сгорел от непонятной хвори - а через некоторое время встал из могилы и ну навещать жену... В последнее время я часто натыкаюсь на принципиальную критику популярных историй о любви к вампирам, на попытки подвести какую-то надуманную психологическую основу под распространённую симпатию (точнее, под свою собственную неприязнь) к этим сюжетам. В стиле "людям нравятся вампиры, потому что..." На самом деле люди сочувствуют вампирам потому, что они, вампиры, заслуживают сочувствия. Их просто-напросто жаль. Даже - и прежде всего - вампиров традиционных.

"Сокровища на все времена" несколько отличается на вкус от "Креста" и "Огненного змея". Это не ужастик, и речь идёт не о нечисти. Это рассказ о белорусской национальной загадке, судьбе сокровищ рода Радзивиллов. В 1812 году Доминик Радзивилл, перешедший было на сторону Наполеона, сбежал из Российской Империи вместе со своими новыми хозяевами, а родовые сокровища, по слухам, спрятал где-то в окрестностях Невижа. С тех пор богатство так и не нашли, хотя и русские его искали, и немцы. Золото двести лет как пропало. Герой рассказа, генерал Сергей Тучков - первый, кому пришлось искать - сталкивается с этой загадкой и узнаёт, что у драгоценностей есть хранитель. Только вот доложить о нём начальству невозможно... Этот отличный рассказ, помнится, навлёк на себя критику какого-то либерала - и неудивительно. Ведь рассказ повествует о таком чуждом либералам и страшном для них понятии, как верность. Вот что - истинное сокровище на все времена.

От Стрегойки (http://stregoika.diary.ru/): Изида_Последнее испытание



Явление божества пророку. Первые сохранившиеся стихи человечества - гимны царевны богу; классическая индийская религиозная поэзия выдержана в метафорах любви: душа - жещина, Бог - супруг и любимый. Для неё Он носит черты жениха и любовника; для него божество - либо женщина (Изида, Дева Мария, Свобода, Родина, Демократия, Мировая Революция), либо, если у человека с этой сферой непорядок, сверхмаскулинный эрзац всех женщин. (-> Гитлер и Мухаммед.)

Есть ещё настоящее, взаимное. Кришна и Арджуна, Христос и ученики/ученицы, Мелькор и Олмер. Отличительный признак - отношения более симметричные, друг и друг, воины одной - правой - стороны, собеседники и сотрапезники. Это не совсем симметрия, её просто не может быть, но в этих констелляциях человек возвышается.